Эти обитающие на юге Европы изумрудно-зеленые жучки вида Lytta vesicatoria семейства нарывниковых, которых еще называют кантари­дами, использовались в качестве афродизиака практически повсемест­но и с незапамятных времен. Самые ранние описания употребления шпанской мушки принадлежат еще античным авторам. Упоминание об этом лекарстве встречается у Гиппократа, Цельса и Плиния, а латин­ское название кантарид восходит к греческому lytta — «неистовство» и латинскому vesica    —    «мочевой    пузырь». В шпанской мушке, издаю­щей резкий характерный    запах    и обладающей жгучим вкусом, содер­жится 0.5-1 % кантаридина — вещества, растворимого в раститель­ных маслах, которое и отвечает за мочегонное и стимулирующее дей­ствие приготовленных из этих жу­ков препаратов. Довольно мерзкую настойку из сушеных перемолотых жуков европейцы (особенно пожилые джентльмены) в XVII —XVIII веках добавляли в вино и конфеты, а так­же просто пили или натирали ею ге­ниталии, не зная, что кантаридин вы­сокотоксичен, причем и для внешне­го, и для внутреннего применения.

Шпанская мушка

Воздействие на организм

Настойка шпанской мушки вызыва­ет сильное раздражение, болезненное жжение и огромные медленно исче­зающие пузыри (даже не верится, что кто-то добровольно мог пользовать­ся таким жутким средством). Прав­да, препарат из шпанской мушки, выводясь через почки, действитель­но стимулирует прилив крови к пе­нису или клитору, что может даже вызывать приапизм (Приап — древнегреческий бог, «отвечающий» за мужскую силу) — постоянную абнормальную эрекцию, штуку доста­точно болезненную и неудобную (особенно в повседневной жизни), при этом никак не связанную с сексуальным желанием. Поэтому вместо возбуждения такой афродизиак может привести к мучительным болям, тяжелому нефриту, а в редких случаях даже к смерти… Всего 1,6 г порошка из мушки через 26 часов приводят к летальному исходу, а 10 мг чистого кантаридина — вообще смертельная доза. Существуют и исторические примеры. В 1772 году знаменитый маркиз де Сад добавил в анисовые конфетки шпанских мушек и угостил ими проституток, при­нимавших участие в его экстравагантных оргиях. Однако желаемого эффекта не последовало, мало того — девушки заболели, за что неудач­ливого экспериментатора засадили в тюрьму. Все-таки французы спра­ведливый народ: делай с проститутками, что хочешь, но травить не смей! Советуем и вам держаться подальше от этого самого известного и само­го отвратительного средства. Кстати, довольно понятное английское название этих жучков Spanish fly, которое переводится как «испанская мушка», в старой России было трансформировано в «гишпанскую» (Ис­панию в старину называли Гишпанией), а затем и вовсе в «шпанскую мушку», придав тем самым средству несколько «приблатненный» отте­нок.. Которого оно, кстати, вполне заслуживает…